четверг, 18 августа 2011 г.

Интервью с Wozzeck.



Состав:
Илья Белоруков – электроника, саксофон, гитара и прочее
Михаил Ершов – бас-гитара, электроника
Алексей Забелин – ударные

www.myspace.com/wozzeckuniverse
www.belorukov.blogspot.com

OPM: Расскажите, как и когда собрался ваш коллектив? Кто из ребят и где играет, помимо Wozzeck?

Михаил: Коллектив образовался осенью 2007 года во время студийной записи меня, Ильи и ударника Павла Михеева. Тогда мы и не думали, что это – возникновение проекта. Из текущего состава один я играю только в Wozzeck, у Ильи есть и сольное творчество, и Punktieren, и Wooden Plants, и многочисленные коллаборации с разными музыкантами, а Алексей играет в пока ещё не вышедшем в свет проекте “Улыбайся ветру”.

Алексей: Я присоединился к Wozzeck для создания программы, отчасти основанной на мат-металле. В чистом виде я данный стиль недолюбливаю, но Wozzeck слышал до этого в виде импровизационной музыки и не думал, что они будут заниматься чем-то подобным. Играл тогда в "My Daughter Called Me When I Wasn't" и по прежнему делаю с одним из участников пару проектов: "The Homeless Is Dead" и "Улыбайся ветру"

Илья: Замечу, что в 2007-м мы играли в трио, спустя год остались вдвоём с Мишей, весной 2009-го взяли Алексея, а после тем же летом пригласили гитариста Павла Медведева. Таким образом, у нас получилась метальная ритм-секция, ну и я с кучей различных звуков и инструментов для их извлечения. С этим квартетом играли концерты, в том числе на фестивале SKIF-14. В июле 2010-го вновь остались в трио, без гитариста.

OPM: Как бы вы сами охарактеризовали свою музыку, пытаясь объяснить это человеку, который вас никогда не слышал?

Михаил: Сегодняшний Wozzeck – это долго и занудно, так бы и сказал, пожалуй.

Алексей: Обычно говорю что "тебе не понравится" и "ну шум короче", чаще всего объяснение удается на ура.

Илья: Если говорить о Акте IV, то тут всё «просто» - это мат-метал/дрон-нойз, приправленные глитч-электроникой и эмбиентом. Новые программы - а на данный момент это Act 5.1, Act 5.2 и Act 5.3 – это минималистичные композиции с одной идеей-концептом. Каждый трек длится 40 минут и включает в себя 40 частей, однако, это не значит, что каждый кусочек длится 1 минуту. Также разнится и внутреннее наполнение. В 5.1 это мат-рок со звуком индастриала, поверх которого творится аналогово-синтезаторный беспредел. В 5.2 – нойз-метал в духе Lightning Bolt с глитчевой электроникой и примочечным нойзом а-ля Merzbow. В 5.3 – блэк-метал гитара, а ритм-секция творит злобный хаотичный шум. Далее последуют композиции Act 5.4 и Act 5.5, и можно будет считать работу над этим циклом законченной. В общем, я не умею говорить о своей музыке так, чтобы это было хоть как-то понятно 

OPM: Если я правильно понимаю, ваше название взято от оперы Альбана Берга. С чем это связано и почему именно опера, ведь музыка у вас инструментальная?

Михаил: Вопрос к Илье.

Илья: Да, название из оперы Берга, а тот сочинял музыку по пьесе Бюхнера с таким же названием. Мне нравится эта история о сошедшем с ума солдате, который убивает подругу и потом сам тоже того. Полный бредовый сюрреализм, с весьма мрачной атмосферой, что вроде как соотносится с нашей музыкой. Хотя я не могу сказать, что для меня наш Wozzeck – мрачен. А вот оперу я воспринимаю только звуками, смысл слов улетучивается и остаются только тембры голосов.

OPM: Хотелось бы разобраться в вашей кухне изнутри. Как построен процесс сочинения, репетиций и записи материала?

Михаил: Чуть ли не всё сочиняет Илья, мы с Алексеем – исполнители. Репетиции с записями проходят, как и музыка, довольно занудно. Если бы порой не ругались, можно было бы повеситься с тоски.

Илья: Скелет треков я сочиняю дома, структуру корректирую на репетициях, когда слышу что примерно получается. В нынешнем состоянии у нас нет импрова в чистом виде, всё довольно жёстко просчитывается. Ребята являются исполнителями и иногда аранжировщиками (забавное слово). Записывать я всё люблю живьём и вместе, но поканально (благо мы имеем такую возможность). Мне важно сохранить взаимодействие в группе на протяжении трека, а также ощутить звук группы в пространстве репетиционной базы или концерта. Конечно, можно записать всё по отдельности, наложить партии, сделать идеально выверенные партии, но для меня такой результат скорее всего будет являться неестественным и вымученным. Важнее получить запись, где я сам буду улавливать микро-климат внутри композиции. Ведь когда ты играешь монотонный 40-минутный трек целиком, то ты или думаешь очень много, или стараешься вообще не думать и очистить сознание, чтобы не отвлечься. Это вопросы концентрации и даже некоего внутреннего сопротивления материалу. Всё это так или иначе отражается на звуке группы в целом. Я бы ещё поговорил на эту тему, но это уже отдельный долгий разговор 

OPM: Какую музыку вы любите и есть ли какие-то группы, являющиеся ориентиром для вас в вашем творчестве? С кем бы вы хотели сыграть на одной сцене?

Михаил: Не очень-то люблю музыку. Фоновая музыка неинтересна, а остальная требует работы при прослушивании. Мне лень. Есть множество коллективов, с которыми не хотел бы играть на одной сцене, это важнее, мне кажется.

Алексей: Из давней любви к маткору и иже с ним я когда-то очень хотел сыграть на одной сцене с The Dillinger Escape Plan и за месяц до их второго приезда в Питер меня попросили подыграть в Misantropic Illness - они как раз должны были выступить на разогреве дилинджеров. Так что с кем хотел с тем уже сыграл, а новых супердядек еще не выдумал. Хотя Wozzeck тут как-то не при чем получается).

Илья: Слушаю много и очень разное. Отвечая на вопросы интервью, я уже успел послушать альбом Geri Halliwell и прямо на этом месте принимаюсь за дебютный альбом Пугачёвой. Днём слушал современный импров, метал, альтернативу. Катался на велике с Incubus. Если же говорить о влияниях, то на 4ый Акт повлияли Meshuggah, tDEP, Kevin Drumm и многие нойзеры, эмбиент-музыканты. Композиции из цикла 5го Акта ближе к идеям таких музыкантов как Radu Malfatti, Lucio Capece, Ryoji Ikeda, Otomo Yoshihide, Lightning Bolt и ещё десяток-другой.
Что касается сцены, то у меня нет каких-то предпочтений особых. Да, приятно играть с теми-то и теми-то, но мне приятнее играть с кем-то вместе 

OPM: Что вы думаете о российской экспериментальной сцене, если таковая вообще у нас есть? С кем дружите, какие группы нравятся?

Михаил: Нету этой сцены, кругом закостенелое музыкальное мышление. Ни с кем не дружу, всех ненавижу.

Алексей: Да есть конечно, у кого-то иногда получается удачно. А дружит за всех Илья.

Илья: Смотря что считать экспериментальной сценой. Если по европейским меркам, то в России найдётся разве что десяток человек, которые что-то такое делают странное, но при этом это не трэш, а именно что-то очень необычное и вместе с тем интересное и новаторское. Если более широко понять термин эксперимент, то я могу назвать бОльшее число групп/музыкантов. Но всё же, по большей части, в России музыканты до сих пор пытаются освоить музыку уже сыгранную кем-то там. Самое страшное заключается в том, что даже это получается неубедительно. Вот слушаю сейчас Пугачёву – первая песня диско-фанк в духе Джеймса Брауна, второй – арт-рок английской школы, третий – Uriah Heep. А где собственное лицо? Русский язык? При этом, выезжая за границу, я слышу множество таких же неоригинальных музыкантов, но они играют так, что не возникает ощущения вторичности, всё очень искренне и просто отлично сыграно. К счастью, в последние годы ситуация на российской сцене выправляется. Из последних понравившихся – RXYZYXR (джент, ничего особенного пока что, но играют отлично), новый альбом Usssy (ну эти ребята радуют каждый раз), Undermorphine (бодренько!). Это из первых, кого вспомнил.

OPM: Насколько мне известно, вы играли в Европе. Как ощущения, что интересного? В чём отличия между тем как «там», и как «здесь», и где на ваш взгляд лучше играется? Где успели побывать в России?

Михаил: Ощущения отличные! Во-первых, два из трёх коллектива, деливших в тот день с нами сцену, можно охарактеризовать печальным “у нас так не играют”, отстаём мы от всего остального мира. Ну а во-вторых, публика там показалась куда более лёгкой на подъём, здесь людей на концертах меньше обычно.

Алексей: "Там" варят настолько крепкий кофе, что играешь с вытаращенными глазами и все старания сводятся к тому, чтобы не сильно обгонять метроном. Это определенно лучше, чем нескафе 3в1 и золотой орел "здесь".

Илья: Я человек не очень-то впечатлительный. В Европе так же могут придти 2 человека на гиг, для меня это нормально и не вижу в этом ничего страшного. Но всё же по общему уровню культуры в Европе дела обстоят лучше. Это чувствуется в отношении к музыке. Нет возгласов «собачатина!!» по отношению к музыке, которой уже 45 лет  Люди там спокойнее, как правило.

OPM: Чего не хватает российской независимой сцене на ваш взгляд и как решить эти проблемы?

Михаил: Как писал уже выше, интересных мыслей не хватает. И смелости. Великий и Ужасный Гудвин должен помочь.

Илья: Одна из проблем – недостаточная база и незнание корней. Я всегда удивляюсь, когда человек слушает Dream Theater, TDEP или Protest the Hero, не зная о наследии групп типа King Crimson или Psychotic Waltz. Одновременно с доступностью любого материала в сети появилось и очень поверхостное отношение ко всему. Скачал дискографию Yes с торрентов, потыкал за 15 минут 30 альбомов и уже говоришь “да, эти старпёры крутые, но Mars Volta круче”. А если вникнуть и понять мысли музыкантов и чуть углубиться туда, то находишь кучу всего. Не хочу как-то обидеть более современные группы, но зачастую я не слышу никаких новых идей, меняется лишь подача и звук. Для меня, если ты играешь, грубо говоря, тяжёлую музыку, то пожалуйста изволь изучить откуда она пошла, корни, влияния и т.д. Нельзя ведь поступить в университет, не зная алгебры, геометрии и даже элементарной арифметики.
Другие проблемы – это нехватка денег у людей, расстояния между городами, общей культуры. На концерты люди просят вписки, почему-то не понимая, что от этих 200 рублей зависит привезёт ли в следующий раз организатор кого-то. Выезжая в Финляндию, где у меня есть уже довольно много друзей-знакомых, я вижу следующую ситуацию: вот, человек, у которого я вписываюсь на квартиру, он приходит на мой концерт и платит какие-то там 6-7 евро за вход. Почему он не просит меня о вписке? А он понимает, что это необходимый для музыканта и организатора минимум. Такая же ситуация с продажей дисков. В России популярна тема о том, что диски умирают, скоро всё будет в сети и т.п.. В это время в Европе вполне себе живут маленькие (и не очень) лейблы, продукцию которых покупает какое-то минимальное количество людей, но этого хватает на издание следующих релизов. Люди поддерживают издателей и музыкантов теми же 10 евро. У нас же лейблы фактически сами вынуждены выкладывать материал сразу в сеть, чтобы по крайней мере быть уверенными в том, что музыка будет в сети в хорошем качестве. А уж купит кто или нет релиз – это никому неизвестно.


ОРМ: Илья, у тебя есть свой независимый лейбл Intonema. Расскажи про него - как появилась идея, чем занимается лейбл, в общем прорекламируй.

Михаил: Эй! Это и мой лейбл тоже! Обиделся, поэтому отвечать не буду.

ОРМ: Извини, Миш, я не знал, к своему стыду 

Илья: Да, я основал лейбл и почти сразу же Миша подключился и теперь мы ведём его вместе. Мысль о лейбле у меня была уже очень давно – хотелось издавать и свой материал, и музыкантов, которые мне интересны. Основные предпочтения лейбла – современная импровизационная и академическая музыка, шумовая и электронная сцены. Но на самом деле, рамки могут быть шире, лишь бы нам нравилось то, что мы издаём. Поэтому мы готовы принять демо вообще от любых музыкантов, но издавать будем очень немного  Первым нашим релизом оказался наш же альбом Wozzeck “Act III: Comics” – студийная работа, нехарактерная для коллектива, с приглашёнными музыкантами. Вторым релизом стал альбом снова с моим участием – это запись концерта квинтета Thomas Buckner, Edyta Fil, Juho Laitinen, Алексей Лапин и я. Это импровизационная акустическая музыка. Все новости можно узнать на нашем сайте: www.intonema.blogspot.com

ОРМ: Чему вы посвящаете свободное от музыки время?

Михаил: Где бы на музыку побольше времени отхватить.

Алексей: Играю в UO. Ну а что?! Нет, не стыдно!

Илья: В настоящее время я занимаюсь только музыкой и другими делами почти не занимаюсь, благо музыка мне интересна пока что. Я или на репе, или слушаю что-то, или работаю с записями.

OPM: Какие у Wozzeck планы на будущее?

Михаил: Надо добить, наконец, и издать пятые акты, что-то отстаём от изначального графика.

Илья: Да, в этом году надо закончить цикл из 5х Актов. У меня уже есть идея для 6го и, думаю, что для 7го тоже. Да, ну и мы не оставляем наши занятия импровом.

OPM: Можете сказать несколько слов читателям.

Михаил: Спасибо за внимание.
Алексей: Почему-то не могу, может в следующий раз.
Илья: Я и так тут самый болтливый  Наслаждайтесь звуком!


by Андрей Прокофьев, Opposing Music, август 2011

2 комментария:

  1. Илья, приведу твои слова о знании муз. наследия своим студентам ! (об этом только и твержу им...)

    ОтветитьУдалить
  2. о незнании корней очень правильно: мы здесь (Cthulhu Rise, Kiev) постоянно сталкиваемся с тем, что те коллеги, которые говорят, что играют прог-рок/металл, на самом деле подразумевают под этим Dream Theater, а сами ни KC не слышали, ни каких либо других старперов из 70-х. Все дословно так. Если многие музыканты такие, то что говорить о слушателях.

    ОтветитьУдалить